Т.В. Волчанская, к. п. н., профессор Царицынского православного университета
им. Преп. С. Радонежского, г. Волгоград, Россия

Открытая лекция, посвященная 25-летию кафедры дошкольной педагогики ВГСПУ

Глубокоуважаемые коллеги, дорогие друзья! Разрешите разделить с вами радость по случаю знаменательной даты, сердечно поздравить всех, кто много лет успешно трудится на ниве дошкольного образования, поблагодарить приглашение принять участие в празднике и пожелать дальнейшего развития, научных идей и поисков!


Тема моего краткого выступления касается психолого-педагогических аспектов семейного воспитания и сотрудничества с родителями.
При кажущейся, на первый взгляд, банальности, ясности темы легко впасть в заблуждение, что все давно известно и понятно. Так ли это? Разве нет здесь проблемы? Разве на все вопросы дан адекватный ответ? Увы! Ко мне часто обращаются знакомые и малознакомые мамы разного возраста и образования с острыми проблемами отношений в семье, развития детей. Почему ко мне? То ли возраст мой располагает к этому, то ли опыт воспитания детей, их детей и их детей, то ли ещё какие-то поводы  – но факты налицо.
О чем свидетельствуют эти вопросы? – о беспокойстве матери, о ее неравнодушии к происходящему в семье, ее поиске и стремлении своевременно и с положительным результатом разрешить воспитательную коллизию. И это прекрасно! Ибо слушающий да услышит!
И в похвальном стремлении педагога и психолога оказать поддержку ищущей ответ на злободневные семейные ситуации маме невозможно обойти феномен материнства, исследуемый различными научными направлениями и отдельными авторами.
«В культурно – историческом подходе роль взрослого в развитии ребенка как представителя человеческого рода принята в качестве основополагающей. Поведение матери рассматривается в качестве источника развития ребенка как субъекта познавательной активности, общения и самосознания. Для самой матери выполнение ее материнских функций достигается за счет наличия у нее соответствующих потребностей.
Базовой потребностью для материнской сферы является потребность в контакте с объектом, являющегося носителем гештальта младенчества. Эта потребность, разумеется, не единственная, но может рассматриваться как системообразующая для материнской сферы». Исследования Г.Г. Филипповой позволили выделить в гештальте младенчества три компонента (три группы качеств): физические (внешний вид, запах, звуки, и т.п.), поведенческие (инфантильный стиль движений), и инфантильную результативность (результаты жизнедеятельности, результаты двигательной активности и продукты деятельности). Все три компонента гештальта младенчества имеют возрастную динамику и требуют различной реакции и различных ресурсных затрат матери.
Г.Г.Филипповой описаны четыре основных типа реагирования матери: 1) адекватная реакция матери: на отрицательную эмоцию ребенка возникает  чувство тревоги и жалости, которое быстро переходит в фазу «делового сосредоточения и уверенности»» 2)при отрицательных эмоциях ребенка у матери возникает чувство тревоги, страха, растерянности, паники; 3)игнорирование эмоций ребенка; 4) осуждение эмоций ребенка.
Приведенные типы эмоционального реагирования матери могут сочетаться в разных соотношениях, давая в результате индивидуальный стиль эмоционального сопровождения, присущий матери.
Именно этот процесс рассматривается как «субстрат» развития базовых личностных образований у ребенка в основных теоретических подходах в зарубежной и отечественной психологии. (Э.Эриксон, Д.В.Винникотт, М.И.Лисина, О.В.Баженова и др.)» [Волчансткая Т.В., Манушкина Я.С.].
Как донести до каждой матери всю глубину ее ответственности перед будущим временем, представленным сегодня, здесь и сейчас в образе ее чада, ее ребенка, ее счастья? Задача эта одновременно и выполнимая и непосильная. Зависит результат ее решения, в основном, от того, на какую почву упадет зерно педагогического просвещения и психологического образования родителя: почву со-трудничества, со-действия, или неприятия вплоть до отрицания. На этот вопрос отвечает НИЛ проблем образования родителей нашего университета, роль  которой в просвещении, образовании родителей трудно переоценить.
В последние 4 года работы в Царицынском православном университете  мне посчастливилось познакомиться с православной волгоградской семьей и тесно контактировать с мамой пятерых детей Светланой Дергилевой. Сказать, что от матушки Светланы исходит сияние, солнечный свет – означает – не сказать ровным счетом ничего! Откуда он, этот свет?
Чуть более 20-ти лет назад по всем не писаным законам жизни у отца Якова и матушки Светланы произошла встреча! В том широком смысле, что «браки совершаются на небесах…» В добром и однозначном смысле их соединила Любовь, в которой растут, буквально «купаются» дети: безусловная и строгая, нежная и требовательная,  бесконечная и незаметная. И утверждается понятие  Дома – Отчего дома, т.е. не жилплощади с ее квадратными метрами, не квартиры как синонима этой жилплощади, а Дома, как олицетворения семьи, родителей, детей, прародителей, внуков и правнуков! В таком Доме царит Любовь, которая: «долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, всего переносит» (Апостол Павел).
Как донести до каждой семьи эту благую весть, что в семье должна царить истинная Любовь? Путь этот идет через сердце и душу человека еще в его родительской семье, в его детские годы. И путь этот «нелегок и нескор» (как говорится в песне).
Почему так сложно построить отношения? А потому, что сталкиваются две культуры как две планеты – со своим образом жизни, устоями, правилами, традициями. Точек соприкосновения бывает достаточно или недостаточно, или просто отсутствуют. И сразу в памяти всплывают слова Л.Н.Толстого о счастливых и несчастных семьях…
Феномен благополучия семьи заложен в женщине –  ее душе, сердце, мудрости, терпении, дальновидности, умении построить диалог со всеми в семье. Мама, являясь субъектом отношений родители – дети, строит диалог с сыном или дочерью как равноправным субъектом, каждый со своей уникальностью, неповторимостью, неоднозначностью. Диалог – это форма реализации любви. Специальной добродетелью слушателя в диалоге является эмпатия (вчувствование, проникновение). Подлинный слушатель признает и уважает инаковость своего собеседника, а не желает видеть всех остальных точной копией его самого ради обеспечения собственной безопасности.  Уважение к инаковости заставляет искать точку опоры в сердце, как и сам диалог является сферой сердца больше, чем ума. Диалог есть онтологическая площадка для любви (Пауэлл).
Беседы с людьми молодыми и зрелого возраста убеждают, что и женщины, и мужчины в подавляющем большинстве явно или тайно мечтают о настоящей, крепкой, счастливой семье, о материнстве и отцовстве, и это на фоне безудержной пропаганды  свободы отношений, разрушающих институт семьи (А пропаганда мощная, технологически и профессионально прекрасно оснащенная!).
Спектакли и фильмы с нередко зашкаливающей эпатажностью в последние годы появляются с завидной регулярностью. Кому-то «позарез» нужен развращенный, лишенный моральных ориентиров зритель (слушатель, читатель). А ведь большинство из них – женщины, девушки! Стало считаться престижным опошлить красоту, переписать классику, а далее -  везде …
Причина в одном – у режиссера, продюсера, сценариста – проблема! Многим довелось сполна испить чашу беды и горя: война, голод, бедность, разорения, безотцовщина, разрыв связей поколений, социально-экономические проблемы (и нет им числа), а тут еще напасть – утрата отдельными представительницами слабого пола своего естества – инстинкта материнской любви. И это уже полная катастрофа личности! Ее деградация!
А ведь они кому-то нужны – деградированные индивиды! Кому? Зачем? Ответ очевиден.
Какова нынешняя социально-экономическая ситуация, сложившаяся вокруг семьи?
К сожалению, сегодня у человечества нет иных целей и ценностей кроме денег. Идет испытание богатством (испытание бедностью мы выдержали). Произошла окончательная монетизация человеческого достоинства = «состоявшийся» – это человек богатый. Все остальные – лузеры, неудачники. А на поверку оказывается, что именно эти, так называемые «лузеры» (к которым по денежным категориям смело можно отнести и воспитателя, и учителя, и библиотекаря, и медсестру, и преподавателя) работают творчески и эффективно, растят детей, ухаживают за больными родителями и исповедуют истинные непреходящие ценности! Чем это еще можно объяснить, как ни зовом сердца, как ни проявлением исторической памяти, когда в святой для нас праздник – День Победы родители ведут детей на Мамаев курган, на праздничный салют и др.?
И хотя исторически сложилось так, что семья в многонациональной России сохраняет свои устои, примером может стать уклад семьи казака, где понятия Вера и Отечество впитываются с младенчества.
Проникновенно об Отечестве написал Сергей Каргашин:
Какое слово светлое – Отчизна.
Оно, как свет, струящийся по листьям.
Оно как шепот  в травах родника.
Как белые, зимой в полях, снега.

Какое слово теплое – Отчизна.
Оно как дом, как печь, как хлеб душистый.
Как детский сон под маминым крылом.
Как трель скворца весною за окном.

Какое слово прочное – Отчизна.
Оно как щит, как бастион, как пристань.
Пусть порой наотмашь бьет судьба,
Ты не один, сломать трудней тебя.

Какое слово гордое – Отчизна.
Читаю деда фронтовые псиьма,
Он не пришео тогда назад с войны,
Его победе, слышишь, нет цены!

Какое слово грустное – Отчизна.
В нем вижу я друзей своих и близких,
Всех, кто на том остался берегу,
Кого хочу обнять, но не могу…

Какое слово мудрое – Отчизна.
Оно, как русло бесконечной жизни:
Живая в нем и мертвая вода
Смешались в сплав единый навсегда.

Всего семь букв – сколько сразу смысла.
Какое слово емкое – Отчизна…
В преддверии Великого Праздника – 9 Мая смею поздравить всех присутствующих с 70 – летием Победы над фашизмом и отдать дань памяти тем, кто эту Победу добыл ценой своей жизни и здоровья.  А кафедре новых побед в науке и образовании!