И.В.Сиволобова

кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики ФГБОУ ВПО "Волгоградский государственный социально-педагогический университет"

Проблема одиночества всегда волновала человечество, занимая умы ученых и писателей. В последнее время этой проблеме посвящаются все новые работы, исследующие сущность одиночества, причины его возникновения, проявления и влияние на разные категории людей в разные периоды жизни.
В настоящее время не существует единого мнения о том, что же такое одиночество: беда или счастье, норма или патология. Различные философские течения и психологические школы рассматривают одиночество то, как единственно возможную основу человеческого бытия, то, как противоестественное для человека состояние, патологию и проявление слабой приспособляемости личности, то – как социальную проблему, следствие развития современных общественных сил.

 


Для одних одиночество – результат осознания человеком оторванности и конечности его существования, сопровождающийся отчаянием и потерей надежды, для других – активное творческое состояние, благоприятная возможность общения с самим собой и источник силы.
Страх одиночества имеет древние корни: весь первоначальный период истории, насчитывающий не одну тысячу лет, человек, оставшийся один, не мог выжить. В первобытном обществе самой тяжкой карой была не смертная казнь, а изгнание, т.е. наказание одиночеством. Эта традиция сохранилась и в современном обществе. Причём современное изгнание – это не обязательно удаление от общества.
Внешняя социальная изоляция не есть одиночество, она лишь может способствовать его появлению или усиливать основные симптомы.  Одиночество обычно проявляется на двух уровнях (внутреннем и внешнем):

 

  • эмоциональном: чувство покинутости, обречённости, ненужности, пустоты, потери;
  • поведенческом: происходит разрыв межличностных связей, падает уровень социальных контактов.

В общественном сознании одиночество обычно связывается со зрелостью и пожилым возрастом. Однако многие подобные проблемы своими корнями уходят в раннее детство, так как  восприятие мира человеком формируется с первого прикосновения матери, ее заботы и любви к ребенку. Формируется базовое доверие к миру, влияющее на весь процесс жизни человека, на его адаптацию в обществе и установление позитивных связей с окружением.
Согласно житейской мудрости маленькому ребенку надо много любви, внимания и заботы, подросшему ребенку – много любви и внимания, а взрослому – много любви.
Мы (взрослые) любим своих детей, однако иногда в диалоге с ребенком допускаем типичные ошибки – начинаем разговор с того, что создает проблемы для нас, как родителей: об оценках, успеваемости, здоровье ребенка, его поведении и даже целостности одежды и обуви.
Стандартные вопросы родителей: «Ну как там, в школе? спрашивали?», «Чем кормили на обед?», «Уроки сделал?», «Устал?» - предполагают подобные же ответы ребенка: «нормально», «нет», «как обычно».
Получается так называемое механистичное коммуникативное поле, которое способствует формированию чувства одиночества у ребенка: «родителям до меня просто нет дела» [2].
По справедливому замечанию французского психоаналитика и педиатра Франсуазы Дольто, «о ребенке говорят много, но с ним не говорят». Мы говорит с ребенком о многом, говорим о внешнем: друзьях, учителях, оценках. Однако сам ребенок, его ощущения, переживания, мечты, радости и страхи остаются вне поля зрения родителей. Тем самым все самое главное ребенок осмысливает самостоятельно, один на один, с самим собою.
Отсутствие диалога и совместной деятельности с родителями способствует возникновению состояния апатии и скуки у ребенка. Названные проявления как раз свидетельствуют о крепнувшем экзистенциальном вакууме. А данный вакуум есть состояние внутренней опустошенности и бегство от реальности. Апатия, как отмечает австрийский психиатр и психотерапевт Виктор Франкл, есть неспособность проявить инициативу. А скука - неспособность проявлять интерес. Казалось бы,  ребенку должно быть многое интересно и он по определению должен быть инициативен. Но в современных семьях дети часто обслуживают заявленный интерес своих родителей, не обнаруживая свой собственный. Вот в обнаружении и поддержании собственного интереса ребенка и состоит задача любящих родных и близких.
Психологи говорят, что наиболее остро  проблема одиночества стоит в юности, а впервые одиночество осознается человеком в подростковом возрасте. Это связано, прежде всего, с развитием рефлексии в этом возрасте и переходом на новый уровень самосознания, с усилением потребностей в самопознании, принятии и признании, прежде всего со стороны сверстников, в общении и обособлении, с кризисом самооценки. Если подросток в общении с друзьями и одноклассниками не получает принятия, признания и эмоционального отклика, то у него возникает чувство одиночества.
Другой потребностью в подростковом возрасте является потребность в уединении, поскольку только наедине с самим собой подросток может осмыслить происходящие с ним изменения, оценить себя и свои отношения, определить линию своего поведения. Тем не менее, резкое преобладание потребности в уединении является тревожным признаком и приводит к состоянию хронического одиночества. Иными словами, постоянное желание подростка быть в одиночестве служит сигналом того, что что-то не так в его взаимоотношениях со сверстниками, а возможно, и во внутреннем мире.
Одиночество характеризуется разрывом связей, в то время как  ожидания человека ориентированы на сохранение этих связей. Единственной возможностью избежать одиночества является общение, наличие которого является подтверждением нашего существования.
«Одиночество существует только в одиночестве. разделенное одиночество умирает», - как справедливо заметил Ирвин Ялом в своей книге «Когда Ницше плакал».
Не существует универсального способа преодоления одиночества. Так что же могут сделать близкие люди, семья? Они могут оказать психологическую поддержку взрослеющим детям. При этом стоит придерживаться принципа «золотой середины», т.е. уделять подросткам достаточно внимания и понимания, демонстрировать готовность оказания помощи в трудной ситуации, но в тоже время поощрять самостоятельность, активность в поиске преодоления негативного переживания одиночества.
Психологическая поддержка помогает разделить переживания старшеклассников и путем совместной деятельности трансформировать одиночество из ощущения собственной никчемности в позитивное переживание своей уникальности.
Разделить одиночество – выслушать человека, когда он захочет рассказать о своей боли; понять и принять его чувства;
Преобразовать в позитивное переживание – быть готовым изменить ситуацию, проанализировав ее и начать налаживать отношения с окружающими, рассмотрев альтернативные возможности, как, например, повышение своей коммуникативной компетентности, изменение своего поведения и отношение к себе и людям, развитие рефлексии и навыков общения.
Альтернативой одиночеству может быть умение и желание человека заглянуть в себя, стремление научиться общаться с собой, а стало быть – стремление к самосовершенствованию (когда самому с собой не скучно).
Человек может попытаться понять природу одиночества, «приручить» свое одиночество, сделав его более конструктивным и менее разрушительным.
Таким образом, полностью преодолеть одиночество невозможно, да это, наверное, и не нужно: одиночество до определенной степени необходимо для роста, развития творческих сил, самостоятельности.
Итак, данное понимание одиночества раскрывает эмоциональный, т.е. внутренний, субъективный уровень одиночества в семье.
Внешнее же, т.е. поведенческое, объективное одиночество ребенка в семье является результатом разрыва межличностных связей внутри семьи, разрушения социальных контактов в семье.
На конец 2010 года по данным различных министерств и ведомств, социологических исследований в России насчитывается более 700 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, что превышает их количество на территории СССР после Великой Отечественной войны (причем, по разным данным, около 90% из них – социальные сироты). За последние пять лет заметна тенденция к уменьшению числа детей, оставшихся без попечения родителей, выявленных в течение года: так, в 2006 году было выявлено более 133 тыс. детей, против  более 93 тыс. в 2010 году. Однако общее количество детей, оставшихся без семьи по-прежнему очень велико. Причины – и социально-экономические, и нравственные (ослабление внутрисемейных связей,  и стереотипы о том, что в интернате, у детей будут явно не худшие условия и что такой вариант – даже в интересах детей).  Однако мы не будет останавливаться на причинах данного явления сиротства, так как это заслуживает отдельного разговора.
Ранний негативный семейный опыт у детей, оставшихся без попечения родителей, (или его отсутствие, что, по мнению психологов, еще более осложняет личностное развитие ребенка) накладывают свои отпечатки на особенности становления личности ребенка. Отсутствие базового доверия к миру, несформированность или нарушения в формировании чувства привязанности к своей семье влияют на весь ход дальнейшей адаптации и интеграции взрослеющего человека в обществе.
Опыт многих стран подтверждает, что заменить семью интернатными образовательными учреждениями не удается. И хотя такая практика существует, приоритеты отдаются замещающим профессиональным (так называемым фостеровским) семьям.
Так какие семьи обладают достаточным потенциалом как в воспитании собственных детей, так и в воспитании приемных детей? Ответить на этот сложный вопрос помогает рассмотренная в работе А.Б. Холмогоровой [3] четырехаспектная модель анализа семейной структуры. Некоторые особенности семьи как системы и их интерпретация нашли отражение в нашей таблице.

Таблица 1.

Положительный пример

Негативный пример

В семье существует определенная иерархия (родители пользуются авторитетом), связи между членами семьи конструктивные (близкие, партнерские), проявляется  уважение к личной автономии членов семьи.

Слабый (или слишком доминирующий) авторитет родителей, симбиоз (сверхвключенность) и разобщенность членов семьи как крайние варианты внутрисемейных связей.

Единые разумные требования к ребенку.
Совместное обсуждение и осмысление того, что происходит между членами семьи. Это важно как для развития семьи в целом, так и ее членов. Возможность открытого обсуждения проблем и всего про­исходящего способствует развитию эмоциональной зрелости, самоуважения, умению анализировать свои и чужие поступки, возрастанию доверия к миру и ощу­щения его предсказуемости и надежности.
Доминирование похвалы над критикой.

Противоречивость требований к ребенку, когда родители подкрепляют прямо противоположные особенности поведения ребенка или когда кто-то из родителей на словах говорит одно, а на эмоциональном уровне подразумевает другое. Поскольку ребенок не способен осмыслить эту ситуацию, он просто чувствует себя загнанным в угол: что бы он ни сделал, все будет плохо. Такая коммуникация способствует росту агрессии и девиантного поведе­ния или возникновению невротических симптомов.
Доминирование критики над похвалой.

Наличие и передача позитивных семейных сценариев (например, долголетней счастливой семейной жизни, многодетности), в том числе традиций (праздников, совместных дел и т.д.).

Наличие негативных семейных сценариев, передающихся из поколения в поколение (Для российской неблагополучной семьи типичным является сценарий пьющих мужчин и тщетно спасающих их женщин. Так же ряд исследований показал, что 85 % родителей, плохо заботящими о своих детях или жестоко обращающихся с ними, имели аналогичный негативный опыт в своем детстве. Разумеется, не все люди, к которым плохо относились их родители, начинают так же относиться к собственным детям, но очень часто этот сценарий повторяется).

Наличие четких, всеми осознаваемых семейных ценностей, норм и правил, ритуалов, традиций, требований (оснований, на которых строится жизнь семьи). Они могут касаться как режима дня, так и возможности открытого выражения чувств.
Традиции и ритуалы — повторяющиеся действия, имеющие символический смысл. Это очень важный фактор стабилизации системы, укрепляющий ее. Семейным ритуалом может быть совместный завтрак или совместный воскресный обед.

Нечеткость или  дефицит правил и норм, их непроговоренность может стать источником обид и конфликтов. Самый распространенный пример — мать, которая жалуется на то, что дети и муж мало помогают ей и отказываются выполнять ее просьбы. В таких семьях всегда отсутствуют четкие, принятые всеми членами семьи правила, регулирующие обязанности.
Наличие негативных мифов—  семейных концепций, верований, касающихся семейной истории. Например, во многих семьях, где доминируют женщины, бытует миф о природной порочности мужчин, о том, что им нельзя доверять. Женщины из этих семей могут испытывать значительные трудности в установлении отношений с противоположным полом.
Ценность успеха и достижений, если она выражена чрезмерно, может вести к перфекционизму у ее членов — очень высоким стандартам жизни и деятельности. Такого рода семейные ценности, если они определяют жизнь семьи, создают атмосферу постоянного недовольства собой и другими в семье, с чем, в свою очередь, связан высокий риск развития депрессии у ее членов.
Семьи с дефицитом традиций и ритуалов, как правило, разобщены, а члены этих семей страдают от изоляции и тревоги.

Итак, насколько комфортно вашему ребенку в семье? Испытывает ли он чувство одиночества?
Ответить на эти сложные вопросы поможет проективная методика «Моя семья».
Она предназначена для выявления особенностей внутрисемейных отношений, поможет прояснить отношения ребенка к членам своей семьи, то, как он воспринимает их и свою роль в семье, а также те характеристики отношений, которые вызывают в нем тревожные и конфликтные чувства.
Данная методика нуждается в профессиональном использовании, однако есть общие моменты, на которые стоит обратить внимание любящим родителям и в случае необходимости, обратиться за консультацией к профессионалу.
Дайте вашему ребенку лист бумаги и набор цветных карандашей (черный, синий, коричневый, красный, желтый, зеленый). Можно более 6 цветов. Предложите вашему ребенку нарисовать вашу семью. И сделайте вид, что вы заняты чем-то другим и вам не до рисунка. Позвольте ребенку рисовать, пребывая лишь наедине с самим собой. Тем временем, «работая», вам надо незаметно для ребенка наблюдать за тем, как он рисует, что рисует, где рисует. После окончания рисования можно уточнить некоторые детали наводящими вопросами.

Анализируя рисунок, необходимо обратить внимание на: 
1. Последовательность выполнения задания. Как правило, после получения установки ребенок сразу же начинает рисовать всех членов семьи и только потом дополняющие рисунок детали. Если же вдруг художник по непонятной причине акцентирует свое внимание на чем угодно, кроме семьи, "забывая" нарисовать своих родственников и себя, или рисует людей после изображения второстепенных объектов и предметов, необходимо задуматься, почему он так поступает и что кроется за всем этим. Возможно,  отсутствие членов семьи на рисунке или оттягивание времени их изображения - один из симптомов психического дискомфорта ребенка в семье.
2. Сюжет рисунка. Чаще всего сюжет предельно прост: ребенок изображает свою семью в виде групповой фотографии. Нередки случаи, когда кто-то находится дома, а кто-то на улице. Помимо групповых портретов, встречаются и рисунки, на которых все члены семьи заняты делом. Эти рисунки, как правило, переполнены экспрессией.
Если же ребенок отказывается от рисования семьи или ограничивается каким-нибудь  отвлеченным сюжетом, где нет никакой семьи, то это крик протеста ребенка и подаваемый им, таким образом, сигнал бедствия. Задумайтесь - почему? Иначе вы можете «упустить» что-то существенное в вашем ребенке.
Если рисунок семьи у ребенка ассоциирует с чем-то приятным, с теплыми, нежными воспоминаниями, он освещает всех членов семьи или кого-то из них ярким солнцем - символом ласки, добра и любви. Если над групповым портретом семьи темные тучи или льет дождь, то, вероятнее всего, это связано с дискомфортом ребенка.
3. Последовательность расположения членов семьи. Обычно первым ребенок изображает или самого любимого им члена семьи, или, по его мнению, самого значительного и авторитетного в доме. Если самым значительным ребенок считает себя, он, не скрывая это, рисует свою фигуру первой. Последовательность расположения других членов семьи и их порядковые номера указывают на отношение к ним ребенка, вернее, на их роль в семье в глазах ребенка или на отношение их, по мнению рисующего, к нему. Обычно самый последний нарисованный родственник имеет самый низкий авторитет. Поэтому, если ребенок интуитивно ощущает себя отвергнутым и ненужным родителям, то он изображает себя после всех.
4. Размеры фигур членов семьи. Чем более авторитетным в глазах ребенка является изображаемый им член семьи, тем выше его фигура и значительнее размеры. Довольно часто у маленьких детей не хватает даже листа, чтобы разместить всю фигуру полностью, целиком. При низком авторитете родственника величина фигуры его, как правило, гораздо меньше реальной по сравнению с остальными членами семьи. Поэтому безнадзорные и отвергнутые дети изображают себя обычно едва приметными, низкорослыми, крошечными Мальчиками-с-пальчик или Дюймовочками, подчеркивая всем этим свою ненужность и незначительность. В противовес "отвергнутым" кумиры семьи не жалеют места для изображения своих фигур, рисуя себя вровень с мамой или папой и даже выше их.
5. Величина пространства. Величина пространства и размеры между изображением отдельных членов семьи свидетельствуют или об их эмоциональной разобщенности, или об их эмоциональной близости. Чем дальше фигуры расположены друг от друга, тем больше их эмоциональная разобщенность, как правило, отражающая конфликтную ситуацию в семье. На некоторых рисунках дети подчеркивают ощущаемую ими разобщенность близких включением в свободное пространство между членами семьи каких-то посторонних, еще более разъединяющих людей предметов. Чтобы уменьшить разобщенность, ребенок часто заполняет промежутки, по его мнению, объединяющими близких родственников вещами и предметами или рисует среди членов семьи малознакомых ему лиц.
При эмоциональной близости все родственники в семье нарисованы почти вплотную друг к другу и практически не разобщены. Чем ближе ребенок изображает себя по отношению к какому-либо члену семьи, тем выше его степень привязанности к этому родственнику. Чем дальше ребенок находится от какого-то члена семьи, тем меньше его привязанность к этому члену. Когда ребенок считает себя отвергнутым, он отделен значительным пространством от других.
6. Место расположения ребенка на рисунке – источник важной информации о положении его в семье. Когда он в центре, между мамой и папой, или рисует себя первым во главе семьи, то это значит, что он ощущает себя нужным и необходимым в доме. Как правило, ребенок помещает себя рядом с тем, к кому больше всего привязан. Если мы видим на рисунке, что ребенок изобразил себя после своих всех братьев и сестер, подальше от родителей, то это чаще всего просто признак ревности его к другим живущим в семье детям, по отношению к любимым маме или папе, а может быть, обоим вместе, и, отдаляя себя от всех остальных, художник сообщает нам, что он считает себя лишним и ненужным в доме.
7. Когда ребенок почему-то «забывает» вдруг нарисовать себя ищите вескую причину в своих семейных отношениях. Они обычно не совсем примерные и, очевидно, тягостны ребенку. Изображение ребенком семьи без себя - сигнал конфликта между ним и кем-то в вашем доме или семьей всей в целом, и у ребенка в связи с этим нет чувства общности с другими близкими ему людьми. Своим рисунком таким способом художник выражает свою реакцию протеста против неприятия его в семье.
8. Когда ребенок почему-то «забывает» вдруг нарисовать кого-то из родителей или других реальных членов своей семьи, то,вероятнее всего, не кто иной, а именно «забытый» родственник ребенка и есть источник его дискомфорта, переживаний. Умышленно «забыв» включить такого близкого в состав своей семьи, ребенок как бы нам указывает путь на выход из конфликтной ситуации и на разрядку негативной семейной атмосферы. Поэтому обычно на вопрос: «Где этот член семьи?» – ребенок говорит, что этот родственник выносит мусор, моет пол, находится в гостях, на тренировке...
9. Когда ребенок почему-то «дополняет» вдруг свою семью несуществующими родственниками или посторонними, то этим он, возможно, пытается заполнить вакуум в чувствах, недополученных в семье, или использовать их вместо буфера, смягчающего ощущение своей неполноценности в кругу родных. Нередко дети заполняют этот вакуум теми лицами, которые способны, по их мнению, наладить близкие контакты с ними и дать возможность им хоть как-то удовлетворить свои потребности в общении. Поэтому ребенок, «моделируя» состав своей семьи, невольно предлагает нам ее улучшенный, усовершенствованный и выбранный им, а не кем-нибудь другим вариант.
Помимо посторонних лиц, художник часто «дополняет» свою семью животным миром: мы видим птиц, зверей, но больше всего преданных и нужных человеку кошек и собак. И если в этих «дополнениях» нет никакой идентификации с реальным членом семьи ребенка, и если кошки и собаки... просто выдуманные, их нет на самом деле у художника, но он мечтает, чтобы они были и заменили ему родственников и друзей, то это значит, что ребенок жаждет быть кому-то нужным.
10. Когда ребенок почему-то вместо семьи рисует только одного себя «забыв» нарисовать всех остальных, то это чаще всего говорит о том, что он не ощущает себя полноценным членом своей семьи и чувствует, что для него в ней просто не хватает места.
Довольно часто на рисунках одного себя неприятие ребенка членами семьи видно через эмоциональный фон и сумрачную цветовую гамму. Одиночество отвергнутого в возрасте, когда дети еще не способны обходиться без родителей, – признак неблагополучной ситуации в семье для ребенка. Иногда художник при изображении семьи специально выделяет только одного себя, чтобы подчеркнуть свою значительность для остальных. Это чаще всего делают кумиры семьи или дети, не скрывающие свой эгоцентризм. От отвергнутых такой ребенок отличается невольным любованием собой, что обычно видно по окраске и детализации одежды или по второстепенным фоновым предметам, создающим праздничный настрой.
11. Как ребенок вырисовывает лица и другие части тела. Особенно информативен рисунок головы. Когда вы видите, что автор почему-то пропускает на рисунке известные ему части лица или вообще изображает лицо «без лица», то есть, помимо контура лица, на нем ничего нет (ни глаз, ни рта, ни носа...), то это чаще всего - выражение протеста художника по отношению к изображенному им этим способом члену семьи, из-за которого ребенок, очевидно, постоянно переполнен негативными эмоциями.
Помимо головы, большую информацию вам могут дать и нарисованные руки. Когда длина их сразу же бросается в глаза, то, вероятнее всего, они принадлежат тому из близких членов семьи ребенка, который агрессивно относится к нему. Такого родственника автор иногда изображает вообще без рук, пытаясь хотя б символически, но погасить агрессию. Когда безруким на рисунке мы видим самого ребенка, то, вероятнее всего, таким путем художник хочет нас осведомить о том, что он совсем бессилен и не имеет права голоса в семье. Когда ребенок на рисунке подчеркивает длину не чужих, а своих рук или рисует их приподнятыми вверх, то этим он показывает свою агрессивность или свое желание быть агрессивным, чтобы хоть как-то утвердить себя в семье.
12.Цветовая гамма рисунка. Как правило, все, что любимо и что нравится ребенку, рисуется им в теплых, ласковых тонах. Свою привязанность и романтические чувства к кому-то из присутствующих на рисунке дети, об этом не догадываясь сами, обозначают ярким, сочным цветом, невольно привлекающим ваш взор. Обычно тот, кто нравится ребенку, наряжен им в особый праздничный наряд, который по своей расцветке напоминает радугу или одежду сказочной принцессы, приснившейся в волшебном сне.
И если даже ваш ребенок не использует всю гамму красок, имеющихся у него, он все равно, желая того или не желая, но выделяет хоть одним неординарным, бросающимся вам в глаза мазком любимого им родственника среди всех остальных.
Особенно нарядны мамы. Свою любовь к ним дети выражают конструированием для них таких моделей фантастической одежды. Помимо платьев, юбок, блузок, где рюшки, вышивки, воланы, у многих мам в ушах сережки, на шеях бусы и заколки в волосах. Почти все мамы в модной обуви и с необычными прическами. А если вы вглядитесь в цвет волос их, то чаще всего скажете: так не бывает - с каких пор волосы оранжевые, желтые и даже синие. Так не бывает в жизни, но бывает на рисунке, когда ребенок в половодье нежных чувств, выплескивающихся этим способом наружу.
Любимым папам тоже есть во что одеться. И очень часто их наряды практически не уступают маминым. Ребенок также ярко наряжает и всех других не безразличных ему родственников, рисуя самые мельчайшие детали их одежды. Когда ребенку в семье хорошо, он также празднично наряжен и излучает теплые тона.
Холодные тона, как правило, свидетели конфликтных отношений между ребенком и рисуемым им этими тонами членом его семьи. Особенно информативен черный цвет, обычный черный цвет, чаще всего несущий информацию об эмоциональном неприятии ребенком того из родственников на рисунке, кого он им изобразил. И это неприятие бывает явным или скрытым. О явном неприятии вам, кроме цвета, подскажет еще ряд деталей. О скрытом вам придется догадаться, распутывая лабиринты чувств ребенка. И если черным цветом почему-то вдруг разукрашен родственник, которого ребенок любит, то, вероятнее всего, таким путем непроизвольно рисующий выплескивает на бумагу все то, что тайно беспокоит, волнует, мучает его по отношению к изображенному им члену своей семьи. И как бы только в этих случаях художник ни пытался уверить вас, что рисовал по памяти, почти с натуры, и у его отца действительно любимая рубашка – «черная», и мама тоже всем цветам предпочитает «черный цвет», вам надо тщательно проверить и понять причину его «реализма». Особенно когда на этом же рисунке другие родственники сказочно одеты и волосы их сказочно раскрашены.
Как правило, причина реализма в том, что, обожая маму или папу, ребенок как бы ни хотел, но вот не может и не в состоянии смириться с тем, что папа выпивает, является источником скандалов, а мама, занятая бесконечными делами, не замечает преданной любви ребенка. Сестра же просто вызывает ревность. А вдруг ей больше достается нежности и ласки?..
Сигналом бедствия и неблагополучия для вашего ребенка может служить и контурное рисование им отдельных членов своей семьи или семьи всей в целом даже тогда, когда художник изображает контуры различными цветами, а не простым карандашом.
Диагностика позволяет обнаружить проблемы, складывающиеся во взаимоотношении родителей и детей, однако преодолеть их, наладить конструктивное взаимодействие возможно, если позиция родителей будет построена на гуманных принципах, что находят свое воплощение в сформулированных Я.Корчаком 10 заповедях для родителей [1]:

  • Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты, или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.
  • Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот – третьему, и это необратимый закон благодарности.
  • Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.
  • Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам и, будь уверен, ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть и больше, поскольку у него нет опыта.
  • Не унижай!
  • Не забывай, что самые важные встречи человека – это его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них – мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.
  • Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка. Мучь, если можешь – но не делаешь. Помни, для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все.
  • Ребенок – это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.
  • Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.
  • Люби своего ребенка любым – неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним – радуйся, потому что ребенок – это праздник, который пока с тобой.

Позиция, основанная на этих заповедях, позволит выстроить конструктивные, доброжелательные отношения со своим ребенком, установить доверие и понимание, сделать 10 шагов навстречу ему:
Так не лгите же детям. Ложь стара, как мир. Мы обманываем ребенка, исходя из соображений сиюминутного комфорта, а штраф, который мы платим, гораздо больше и неприятнее. Чаще всего мы платим утратой доверия ребенка, в худшем случае – тем, что у него создается разрозненная, противоречивая картина мира вместо непротиворечивой и целостной. В мире, где слова родителей не соответствуют действительности, ребенку крайне трудно жить.
Если не знаете, что ответить ребенку, помолчите и подумайте. Помогите себе: возьмите тайм-аут. Ничего страшного в словах «я отвечу тебе завтра» нет. Время, которое вы выиграли, потратьте на то, чтобы сформулировать для себя причины своего страха. Чего боитесь? Почему не можете чего-то сказать? Скорее всего, вы придете к тому, что боитесь не за ребенка, а за себя, боитесь, что правда может разрушить вас самих. Дети могут воспринять любую правду, если ее нормально воспринимает взрослый, который ребенку ее «преподносит». Сначала справьтесь сами с собой, затем говорите с ребенком. Только не лгите!
Знайте: забывчивость – это тоже разновидность обмана. Пообещали – и забыли. И ребенок забыл. Потом ребенок вспомнил. И обиделся постфактум. Нехорошо. Если обещаете – выполняйте. Если у вас плохая память – записывайте. Если вспомнили, что забыли, – поговорите об этом с ребенком. Скажите, что вспомнили и что обязательно выполните обещанное. Это укрепляет доверие ребенка к миру, учит его быть обязательным, дает ему понять, что вы его уважаете.
Никогда не имитируйте общение, интерес, участие. Не говорите: «Ах, как здорово ты нарисовал», глядя при этом в телевизор. Либо оторвитесь от сериала, либо честно скажите: «Прости, дорогой. Я сейчас занята и как следует не могу поглядеть. Я закончу и посмотрю хорошенько, что ты нарисовал». Опять же – не обманывайте: когда закончите – обязательно посмотрите.
Не делайте своему ребенку лишних подарков, откупаясь за то, что недостаточно уделяете ему времени. За свое отсутствие «платите» присутствием: идите вместе куда хотите, дарите ребенку свое время, а не деньги. Способ откупаться подарками за то, что «не долюбили» ребенка, – предшественник товарно-денежных отношений в любви. А если хотите, чтобы малыш достойно вел себя в магазине, своевременно расскажите ему, что такое деньги и откуда они берутся.
Если не правы, искренне просите у ребенка прощения. Взрослые заблуждаются, когда считают, что они непогрешимы и всегда правы. Помните: любой диктат творит зло.
При любой возможности позволяйте ребенку выбирать: еду, одежду, игрушки в магазине. Так он получает представление о том, что имеет право на собственное мнение, и это мнение учитывается.
Отказ принимайте всерьез. Если вы считаете, что ребенок имеет право сказать «нет» в конкретной ситуации, – соглашайтесь. «Ты хочешь поехать на выходные к бабушке?» – «Нет». Значит, не везите его к бабушке. Иначе не стоило и спрашивать.
Не конкурируйте за любовь второго родителя. Всячески поддерживайте в ребенке уважение к нему. Не спрашивайте: «Кого ты больше любишь?» Ребенок не должен чувствовать себя виноватым из-за того, что в данный момент предпочел кого-то из родителей, иначе вы укрепляете его в мысли, что родителей можно сравнивать и назначать «лучшего» или «худшего». В идеале, каждый родитель должен быть незаменимой, эксклюзивной фигурой.
Хвалите детей! Отмечайте их хорошие поступки, их успехи в каком-либо виде деятельности. Но не говорите: «Ты самый лучший!» «Лучшим» быть тяжело!

 

Литература:

  • Корчак Я. Как любить детей. Ребенок в семье/Я. Корчак // Дошкольное образование.- 2007.- № 12.
  • Малин И. Одиночество ребенка в семье // http://www.portal-slovo.ru/pedagogy/43658.php  // Православный образовательный портал. – 2010.
  • Холмогорова А.Б. Здоровье и семья: модель анализа семьи как системы  // Развитие и образование особенных детей / Под ред. В.И. Слободчикова, В.К. Зарецкого. Вып. 2. М.: Ин-т пед. инноваций РАО, 1999. – С. 49-53.

Статья опубликована в Альманахе родительского университета "Образование родителей" Вып.1, 2012