Овчарова Раиса Викторовна – заведующая кафедрой общей и социальной психологии Курганского государственного университета с 1998 года.

Исследование проблемы отцовства на фоне снижения воспитательной роли отца в семье приобретает сегодня не только теоретико-практическое, но социальной звучание. Можно выделить лишь небольшое количество работ, в которых выражен научный интерес к проблеме отцовства: М. Мид – культурологическая концепция; И.С. Кон – изучение отцовства как социокультурного феномена; В.А. Сухомлинский: педагогические аспекты отцовства; О. А. Шаграева: исследование материнства и в связи с ним отцовства. Однако целенаправленного психологического исследования феномена отцовства до сих пор не проводилось. [цит.по 9 и 11]
Однако проблема отцовства в психологии является слабо разработанной и характеризуется отсутствием каких-либо целостных концепций, базирующихся на эмпирических исследованиях. В основном рассматриваются данные о роли отца в развитии ребенка, негативных последствиях безотцовщины, доминировании материнского начала в семейном воспитании и необходимости взаимодействия материнства и отцовства.

 

Начиная со второй половины XX века, в общественном сознании распространился стереотип о слабости и неадекватности современных отцов, отцовской некомпетентности. В частности, ученые и публицисты констатируют:

1) рост безотцовщины, частое отсутствие отца в семье;



2) незначительность и бедность отцовских контактов с детьми по сравнению с материнскими;

3) педагогическую некомпетентность, неумелость отцов;

4) незаинтересованность и неспособность отцов осуществлять воспитательные функции, особенно уход за маленькими детьми.

Однако, по мнению И.С.Кона (2000), из всех перечисленных выше элементов стереотипной «модели ослабления отцовского начала» единственной безусловной и грустной реальностью является рост безотцовщины, связанный в первую очередь с динамикой разводов и увеличением числа одиноких матерей. Абсолютное число и удельный вес детей, воспитывающихся без отцов, в большинстве индустриально-развитых стран неуклонно растет.[9]

По демографическим данным без участия отцов и отчимов воспитывается не менее одной пятой всех детей. Первые психологические и социологические исследования, показавшие роль присутствия в семье отца как воспитательного фактора, были посвящены не столько отцовству, сколько эффекту безотцовщины. Сравнивая детей, выросших с отцами и без оных, исследователи обнаружили, что «невидимый», «некомпетентный» родитель на самом деле очень важен. Его отсутствие отрицательно сказывается на личностном развитии детей, особенно у мальчиков. 

С точки зрения психоанализа ослабление отцовской власти в семье - величайшая социальная катастрофа, поскольку вместе с отцовством оказались подорваны все внешние и внутренние структуры власти, дисциплина, самообладание и стремление к совершенству. "Общество без отцов" означает демаскулинизацию мужчин, социальную анархию, пассивную вседозволенность и т. п.

В настоящее время во многих странах пытаются преодолеть «безотцовое» общество. Однако выход видят не в возврате к патриархальным отношениям, а в максимальном приближении мужчины к семье. Таким образом, возникает проблема: с одной стороны отцовство – широко распространенное явление, а с другой – отсутствие структурированной теории по данному вопросу. 

Объектом данного исследования выступает отцовство как психологический феномен, предметом - отцовство в семьях подростков как воспитательная деятельность. 
Отцовство как психологический и социокультурный феномен

На фоне относительной изученности материнства в литературе отцу отводится второстепенная роль, идущая после матери. В частности, А.С.Спиваковская (2000) [12], говорит о том, что воспитательная позиция отца в своем формировании несколько отстает от материнской позиции, так как наибольшую привязанность к ребенку отцы начинают чувствовать, когда дети уже подросли. Нередко утверждается, что лучшее, что может сделать мужчина для своего будущего, либо рожденного ребенка, это, прежде всего, любить свою жену (В.И.Кочетков, Т.М.Афанасьева, А.С.Спиваковская и другие). К.Витакер,1998, отводит отцу роль стороннего наблюдателя во время беременности жены и ухода за младенцем. Эта “невключенность” вызывает ощущение одиночества у мужчины и причиняет ему боль. В то же время, К.Флэйк-Хобсон (1993) [11], полагает, что участие отца в процессах рождения и воспитания ребенка оказывает существенное воздействие и на супругов, и на малыша, привнося что-то неординарное в их взаимоотношения.

Различие отцовства и материнства и специфический стиль отцовства зависят от множества социокультурных условий и существенно варьируют от культуры к культуре. К числу элементов, от которых зависит содержание отцовской роли, по мнению М. Уэст и М. Коннера, относятся: 1) количество жен и детей, которых имеет и за которых ответствен отец; 2) степень его власти над ними; 3) количество времени, которое он проводит в непосредственной близости с женой (женами) и детьми в разном возрасте и качество этих контактов; 4) то, в какой мере он непосредственно ухаживает за детьми; 5) то, в какой мере он ответствен за непосредственное и опосредованное обучение детей навыкам и ценностям; 6) степень его участия в ритуальных событиях, связанных с детьми; 7) сколько он трудится для жизнеобеспечения семьи или общины; 8) сколько ему нужно прилагать усилий для защиты или увеличения ресурсов семьи или общины.

Как указывает И.С.Кон, при всех кросс-культурных различиях, первичный уход за маленькими детьми, особенно младенцами, всюду осуществляет мать или какая-либо другая женщина (тетка, старшая сестра и т. п.). Физический контакт отцов с маленькими детьми в большинстве традиционных обществ незначителен, хотя в моногамных семьях и с возрастом ребенка он увеличивается. У многих народов существуют строгие правила избегания, ограничивающие контакты между отцом и детьми и делающие их взаимоотношения чрезвычайно сдержанными, суровыми, исключающими проявления нежности. [9]

В привычной нам культурной среде материнство - одна из главных ипостасей женского стереотипа, а социальные характеристики материнской роли очерчены гораздо определеннее, чем отцовской, и ей приписывается большее значение в деле первичной социализации. Нормативная неопределенность отцовской роли по сравнению с материнской является результатом того, что: а) отцовские функции биологически «объективно» менее значимы и их труднее конкретизировать; б) исторически они институциализируются гораздо позднее; в) распределение материнских и отцовских функций базируется на более общей полоролевой дифференциации, и имеет как социальные, так и биологические предпосылки.

Если рассматривать данный вопрос исторически, то следует отметить, что отцовство не является обязательным компонентом семьи; оно скорее выражает принадлежность к определенному типу культуры, а не биологическую функцию. При всем разнообразии человеческих культур, их условно можно разделить в этом плане на «отцовские», т. е. такие, в которых «отцовская роль мужчины значительна», и «безотцовские», т. е. такие, в которых «мужчина выступает в большей мере как самец, чем как отец». Последние, например, встречаются в афро-азиатском регионе. «Безотцовские» культуры характеризуются большей мужской агрессивностью, резким антагонизмом между мужчинами и женщинами, менее теплыми отношениями между всеми членами семьи.

Почему же людям кажется, что отцовский вклад в воспитание снижается? Помимо других причин сказывается ломка традиционной системы половой стратификации. Если пренебречь частными межкультурными различиями, в традиционной патриархальной семье отец выступает как а) кормилец, б) персонификация власти и высший дисциплинатор и в) пример для подражания, а нередко и непосредственный наставник во внесемейной, общественно-трудовой деятельности. В современной городской семье эти традиционные ценности отцовства заметно ослабевают под давлением таких факторов, как женское равноправие, вовлечение женщин в профессиональную работу, тесный семейный быт, где для отца не предусмотрено пьедестала, и пространственная разобщенность труда и быта. Сила отцовского влияния в прошлом коренилась, прежде всего, в том, что он был воплощением власти и инструментальной эффективности.

По мере того как "невидимый родитель", как часто называют отца, становится видимым и более демократичным, он все чаще подвергается критике со стороны жены, а его авторитет, основанный на внесемейных факторах, заметно снижается. 

И.С.Кон обозначает ряд вопросов, которые возникают при исследовании феномена отцовства: Чем отличается "современное" положение и поведение отцов от "традиционного"? Чем отличается "современный" стереотип, нормативный образ отцовства от "традиционного"? Какова степень совпадения стереотипа отцовства и реального поведения сегодняшних отцов? и другие. [9]

В.Н. Дружинин считает, что проблема отцовства наиболее остра для постсоветского общества. Наше государство декларировало равноправие обоих родителей по отношению к ребенку. В реальности нынешнее законодательство и практика отчуждают отца от семьи.

Мало того, что общественное воспитание считалось основным, а ответственность за судьбу детей передавалась «государству» и педагогам. Но система льгот в связи с рождением ребенка, уходом за детьми, их воспитанием предоставляется только матерям, а отцам – лишь в связи со смертью матери, ее длительным отъездом или болезнью. В случае развода ребенок остается с матерью.

Следовательно, мужчина знает, что от его заботы, личных качеств судьба его как отца никак не зависит, а ребенок – это, прежде всего, проблема женская.

Вообще отношения в семье при тоталитарном обществе становятся психо-биологическими, а не социально-психологическими: роль отца как главного агента социализации сводится на нет, повышается значение природной психобиологической связи между ребенком и матерью. [5]

Демократическая семья предполагает равенство прав, нормальная – различия в ответственности, которая должна ложиться преимущественно на отца. 

Однако в современной российской семье женщина хочет (и вынуждена силой обстоятельств) править безраздельно и полностью. Нередко мужчина не в состоянии обеспечить семью, нести за нее ответственность, и, соответственно, быть образцом для подражания.

Традиционные роли отца и мужчины оставались неизменными на протяжении многих поколений. В настоящее время стереотип мужчины, а, следовательно, и отца претерпевает серьезные изменения. Отсюда идеал отца может быть очень противоречивым, включать в себя полярные качества. Раньше отец был воплощением власти и инструментальной эффективности, сейчас от мужчин ждут ласки и нежности, мягкой и активной заботы о детях.

Согласно исследованиям Томпсона и Плека (Thompson @ Pleck, 1986), структура мужской ролевой роли состоит из следующих компонентов, также влияющих на формирование представлений об идеальном родителе.

1. Норма успешности или норма статуса (The Success or Status Norm) - стереотип, утверждающий, что социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка.

2. Норма эмоциональной твердости (The Emotional Toughness Norm) - стереотип мужественности, согласно которому мужчина должен испытывать мало чувств и быть в состоянии разрешать свои эмоциональные проблемы без помощи окружающих.

3. Норма антиженственности (The Antifemininity Norm) - стереотип, согласно которому мужчинам следует избегать женских качеств.

В целом представления об идеальном отце - успешный в глазах ребенка, обеспечивающий материально на высоком уровне, имеющий авторитет и уважение ребенка, властный, строгий, независимый, малоэмоциональный.

В научной литературе приводятся факты, иначе объясняющие современную ситуацию отцовства. Действительно, отцы проводят со своими детьми значительно меньше времени, нежели матери, но мужчины никогда сами не выхаживали детей. Современные отцы в этом отношении не только не уступают прежним поколениям, но даже превосходят их тем, что особенно в нетрадиционных семьях, основанных на принципе равенства полов, берут на себя гораздо больший круг таких обязанностей, которые раньше считались исключительно женскими. Например, обследование канадских семей показало, что при выравненных социальных факторах, таких, как количество внерабочего времени, отцы проводят с детьми столько же времени, сколько и матери.

Сравнительная холодность и наличие социальной дистанции во взаимоотношениях ребенка с отцом, часто рассматриваемые как свидетельство снижения отцовского авторитета, являются скорее пережитками нравов традиционной патриархальной семьи, в которой к отцу не смели приблизиться и сам он был обязан держаться "на высоте".[13]

Поскольку отцовство и материнство коренятся в репродуктивной биологии, их соотношение нельзя понять вне связи с половым диморфизмом. Наблюдение за поведением родителей по отношению к новорожденным показывает, что, хотя психофизиологические реакции мужчин и женщин на младенцев весьма сходны, их поведенческие реакции различны: женщина тянется к ребенку, стремится приласкать его, тогда как мужчина отстраняется и часто испытывает при тесном контакте с младенцем эмоциональный дискомфорт. Подобные различия наблюдаются даже в тех семьях, в которых отцы полностью разделяют все заботы по уходу за ребенком. Чрезвычайно интересные результаты получены в ходе наблюдений за взаимодействием матерей и отцов с грудными детьми. Мать, даже играя с ребенком, старается, прежде всего, успокоить, унять его; материнская игра - своего рода продолжение и форма ухода за ребенком. Напротив, отец и вообще мужчина предпочитает силовые игры и действия, развивающие собственную активность ребенка. Небезразличны для понимания специфики отцовского стиля отношений и такие предположительно врожденные черты, как хорошее пространственное восприятие, хороший двигательный контроль, острота зрения и более строгое разделение эмоциональной и когнитивной реактивности (И. С. Кон, 1981). [9]  

Реальная модель современной российской семьи такова: ответственность за семью несет мать, она же доминирует в семье, и она же более близка с детьми эмоционально. Мужчина «выброшен» за пределы семейных отношений, не оправдывает ожиданий жены и детей. Для него остается единственный путь реализации себя как мужа и отца: бороться за мужские права и «эмансипацию», как боролись и борются за равные с мужчиной права феминистки. Только поле борьбы не деловой мир, а семья. Отсюда появление обществ мужчин-одиночек (воспитывающих детей без жены) и т.п.

Между тем реальное решение вопроса иное: нужно создать социальные условия для проявления мужской активности вне семьи, чтобы он мог нести основную юридическую ответственность за семью, предъявлял во вне и защищал ее интересы, мог бы обеспечить ее экономическое благосостояние и социальное продвижение членов семьи. 

Можно согласиться с В.Н.Дружининым, что с преодолением наследия прошлого модель российской семьи имеет шанс принять такой вид: доминирует мать, следующим идет отец, дети подчинены. Отвечает за семью (благополучие, социальную защиту) отец. Дети эмоционально ближе к матери, чем к отцу.

По мнению Й. Лангмейер, З. Матейчек (1984) [цит. по 13], роль отца представляет собой определенный пример поведения, источник уверенности и авторитета. Он – олицетворение дисциплины и порядка. Ребенок, растущий без отцовского авторитета, как правило, недисциплинирован, асоциален, агрессивен в отношении взрослых и детей. Отец – «наиболее естественный источник познаний о мире, труде и технике». Он способствует «ориентировке на будущую профессию» и создает социально полезные цели и идеалы».

Как отмечает Э. Берн, для ребенка ценны теплые отношения с отцом. «Ребенок, воспитанный в присутствии нежного мужчины, в зрелом возрасте будет обращаться с людьми лучше, чем мальчик, выросший без отца. Такой мальчик может впоследствии компенсировать свои потери, но у него будет невыгодным старт» (Э. Берн, 1992). 

Психологические исследования показывают, что при сравнении детей выросших с отцами и без них обнаружено, что дети выросшие без отцов, часто имеют пониженный уровень притязаний, повышенный уровень тревожности, у них чаще встречаются невротические симптомы. Отсутствие отца отрицательно сказывается на учебе и самоуважении детей. Дети «холодных» отцов чаще бывают застенчивы, тревожны, их поведение более антисоциально. Напротив, эмоциональная близость с отцом положительно отражается на ребенке. В серии исследований мальчиков в возрасте от 6 до 11 лет, которых растили отцы, сравнивали с мальчиками, живущими с матерями, и детей из полных семей. Мальчики, которые жили с отцами, проявляли лучшую адаптацию в различных жизненных ситуациях по сравнению с мальчиками, воспитывающимися только матерями (И.С. Кон, 1987; В.А. Рамих, 1997; Л.Б. Шнейдер, 2000).[8,914,15]

Таким образом, личные качества отца, в число которых входит и любовь к своим детям, оказывают значительное влияние на развитие ребенка. Любовь отца дает ребенку ощущение особого эмоционально-психологического благополучия, которое не может в полной мере обеспечить одинокая женщина-мать. Любовь отца учит и сына и дочь тому, как может проявлять любовь мужчина к детям, к жене и к окружающим. 

Э. Фромм (2001) считает, что из-за менее глубокой укорененности в природе отец вынужден развивать свой разум, формировать искусственный мир идей, принципов и рукотворных вещей, который заменяет природу в качестве основы для существования и безопасности. Подчинение матери и фиксация на ней есть подчинение природной связи, фиксации на природе. Подчинение отцу – созданное человеком, искусственное, основанное на власти и законе и, следовательно, менее непреодолимое и сильное, чем связь с матерью. Отец воплощает абстракцию – совесть, долг, закон (Э. Фромм, 2001).

Д.С. Акивис в своей работе “Отцовская любовь” отмечает, что любящий отец нередко более эффективный воспитатель, чем женщина. Отец меньше опекает детей, предоставляет им больше самостоятельности, воспитывая в ребенке самодисциплину.[1] Отцовская любовь обеспечивает пример родительского поведения детей в будущем, формирование жизненной позиции, вообще, и полоролевых позиций в частности. Позитивные отношения с отцом связаны с такими качествами у детей как неторопливость, сдержанность, эмоциональная уравновешенность, безмятежность, спокойствие, оптимизм, высокий самоконтроль, хорошее понимание социальных нормативов, более успешное овладение требованиями окружающей среды (Баландина Л.Л., 2002).

Как часть личностной сферы отцовская любовь является необходимым условием полноценного развития личности. Д.С. Акивис считает, что только в соприкосновении с ребенком полностью созревают мужские черты личности – потребность и способность защищать, принимать на себя ответственность, энергия, душевная сила. 

М.О.Ермихина (2003) указывает на особенности отцовской родительской позиции.[6]

Деятельностная позиция отца в семье, которая проявляется в активном вмешательстве в мир ребенка, зависит от ценностной значимости семьи для мужчины, желания увидеть результаты воспитания своего ребенка.

Активная отцовская позиция говорит о принятии им ответственности за воспитание ребенка и семью в целом. Зачастую проявление мужчиной ответственности выражается в стремлении чрезмерно опекать ребенка, навязывать свою волю, ограничивать свободу самовыражения.

Однако многие мужчины-отцы опасаются быть поглощенными семьей. В случаях высокой ценностной значимости семейной жизни и высокой оценки родительской компетентности возрастает и ценность сохранения собственной индивидуальности отцов. Причем, высокая родительская компетентность мужчин-отцов связана с реализацией отношений доминирования, то есть быть компетентным родителем, для мужчины означает передачу своего жизненного опыта с позиции «сверху».

Успешность мужчины в основных сферах жизни, а также возрастание их субъективной значимости, и значимости терминальных ценностей влечет формирование родительской позиции «сверхавторитета».

Неадекватность отцовских позиций, как правило, связана с доминированием женщины в семье или с возвышением отца над ребенком за счет подавления его воли. Дисбаланс родительских позиций влечет снижение эмоционального фона родительских чувств, поскольку мужчина начинает ощущать выполнение родительской роли как самопожертвование. Проявляет тенденцию к гиперопеке, восприятию своего ребенка как зависимого и несамостоятельного.

Отцовская родительская позиция – это интегральное взаимодействие мужской полоролевой, личностной и воспитательной позиции отца; это система установок, которая традиционно проявляется в преобладании предметно-инструментальной функции отца в воспитании детей (С. С. Жигалин). [7]

В целом содержательные характеристики материнской и отцовской родительских позиций идентичны. Тем не менее, ряд исследователей видят некоторое различие между отцовской и материнской позициями, которое заключается в их конкретных поведенческих проявлениях (И.С.Кон, М.О.Ермихина, В.С.Торохтий, Е.Е.Ромицына). В данном случае речь идет о различных проявлениях, связанных с полоролевой адекватностью родителей, которую можно принять в качестве основного критерия определения отцовской и материнской родительской позиций (С. С. Жигалин). [9,7, 13,15,11]

Именно в семье каждое новое поколение молодых мужчин осваивает отцовские функции, и тем самым на их биологически данную принадлежность к мужскому полу накладывается эта наученная родительская роль.

Для более успешного осуществления этого процесса должна произойти переориентация в общественном сознании, в воспитательных приоритетах в семье. Необходимо поднимать социальную престижность и ответственность отцовства, изменяя устоявшиеся консервативные стереотипы. Справедливо утверждение, что счастливое детство скорее будет у ребенка из полной семьи, где мать и отец выполняют свои родительские функции.



Структура феномена отцовства

Традиционно феномен родительства изучается психологами в зависимости от теоретического подхода к данной проблеме. Существует два подхода к изучению родительства, в зависимости от того, кто считается отправной точкой изучения – ребенок или родитель: первый, наиболее распространенный, рассматривает родительство применительно к развитию ребенка. С точки зрения второго подхода можно предполагать, что отцовство является фактором развития личности отца; феномен отцовства является комплексным образованием, в котором можно выделить структурные элементы.

Г. С. Абрамовой, которая выделяет в возрасте взрослости в качестве детерминант развития личности – построение интимных отношений, просоциальное поведение и выполнение родительской функции. И именно родительство позволяет решить не только социальные, но и экзистенциальные задачи, являясь одной из важнейших задач развития в данный период. Оно связано с просоциальным поведением и ответственностью, толерантностью и заботой, невозможностью без любви к другому человеку, ребенку, позволяет достичь продуктивности, кроме того, является реализацией потребностей человека.

Феномен отцовства тесно связан с такими понятиями, как эмоциональная, мотивационная и ценностно-смысловая сферы, самооценка, самосознание, Я-концепция, удовлетворенность жизнью и стиль жизни, а также социальная роль отца, различающаяся в зависимости от общественной системы, социальной, экономической и политической сфер общества, статуса мужчины в данном социуме, социальных стереотипов, предписывающих определенные правила выполнения этой роли, в том числе и гендерных стереотипов.

С этих позиций определение отцовства как врождённого чувства, которое побуждает мужчину поступать в отношении своего ребёнка (или своих детей) с сопереживающей ответственностью не является удовлетворительным. Предлагается рассматривать отцовство как интегральную совокупность социальных и индивидуальных характеристик личности, включающую в себя все уровни жизнедеятельности человека, одной из важнейших характеристик которой является комплексность, а также социальная детерминированность.

В процессе теоретического анализа работ Ш. Барта, Э. Фтенакиса, Г. Г. Филипповой была разработана структурная модель феномена отцовства. По предположению, в структуру отцовства входят следующие компоненты: потребностно-эмоциональный, включающий биологические, социальные аспекты мотивации, потребность в контакте, эмоциональные реакции, переживания; операциональный, как осведомленность и умения, операции по уходу за ребенком и общение с ним; и ценностно-смысловой, как отношение отца к ребенку, включая экзистенциальные переживания. Кроме того, в данную структуру включается интегральный сквозной компонент – оценочный, в который входят 1) самооценка как элемент Я-концепции, принятие или непринятие роли отца и рациональная и эмоциональная оценка себя как отца и своего ребенка; 2) социальная оценка окружающих, базирующаяся на принятых в данном конкретном обществе социальных стереотипах и предписаниях по выполнению роли, требованиях, которые необходимо соблюдать для соответствия статусу. Социальная оценка является базой для формирования собственной оценки, так как через социальные стереотипы формирует образы Я-идеального. Оценочный компонент является интегральным, так как пронизывает и влияет на все остальные компоненты структуры. [Ю. В. Евсеенкова, А. Г. Портнова. Отцовство как структурно-динамический феномен //Мир семьи]

Данные компоненты выделены в соответствии с принципом психологической макроструктуры личности по Б. Г. Ананьеву, соответственно, структурная модель отцовства подчиняется двум принципам построения структуры личности: субординационному и координационному. То есть, более сложные компоненты оказывают непосредственное влияние на нижележащие уровни структуры, однако при этом все компоненты имеют достаточную автономию. 

Мы рассматриваем отцовство как интегральное психологическое образование, которое в развитой форме включает совокупность ценностных ориентаций родителя, установок и ожиданий, родительских чувств, отношений и позиций, родительской ответственности и стиля семейного воспитания. Каждый компонент содержит эмоциональные, когнитивные и поведенческие составляющие.

Роль отца в воспитании ребенка

Существуют два подхода к роли отца - традиционный и так называемое "новое отцовство".

Традиционный подход, ограничиваясь рассмотрением биологической роли отца, отмечал обособленность его от ребёнка, поскольку контакты с ребенком были временными и отстранёнными по сравнению с материнскими. Желание мужчины быть отцом, создать семью исследователи объясняли тем, что мужчина, вступая в брак, обеспечивает себе многие права и определённый статус в обществе, которых лишены неженатые мужчины. Эти права подразумевали и наличие детей, поскольку только женатым людям предоставлялось законное право иметь их. Дети рассматривались как имеющие ценность сами по себе, поскольку приносили эмоциональное удовлетворение и создавали чувство внутреннего равновесия; к бездетности относились отрицательно. Традиционно отец заботился о семье как об экономической единице, определял шейную политику, брачную стратегию, решал вопросы наследования, и отношением отца к этим обязательствам определялся его престиж (при этом он стоял в стороне от отношений "мать - ребёнок"). Желание человека быть отцом идентифицировалось с образом и поведением собственного отца, но отцовство не предусматривало ежедневный уход за ребёнком и последующее его воспитание.

С середины XX в. в связи с изменением положения женщины в обществе наметился поворот к "новому отцовству". Женщину перестала удовлетворять замкнутая жизнь, ограниченная определённым кругом семейных интересов, и экономический интерес заставил её заняться производственной деятельностью. В свою очередь, оплачиваемая работа предоставила женщине некоторую автономию. Эта ситуация явилась причиной осознания мужчинами своей новой роли, усиления их ответственности за семью и детей

Если традиционная роль отца была связана с институтом наследства, то "новые отцы" осознали свою ответственность за эмоциональное состояние своих детей, осознали, что отцовское поведение отражается на поведении детей, на их личности. Отцы всё чаще берут на себя ответственность за нравственное и интеллектуальное воспитание детей. Для большинства мужчин желание иметь детей является чем-то само собой разумеющимся. Они могут относиться к детям как источнику радости, удовольствия, видеть в них будущих товарищей. [13]

Дети для мужчин - последующая после женитьбы естественная ступень в браке. Однако "стать отцом" и "быть отцом" - не одно и то же, так как переход к активной воспитательной деятельности у мужчин не связан автоматически с рождением ребёнка, многие мужчины не допускают мысли, что они будут вовлечены в ежедневную кропотливую работу по уходу за детьми. На пробуждение отцовских чувств наряду с индивидуальными чертами характера мужчины и межличностными отношениями в семье влияет также и память о собственном отце, в зависимости от того, уделял ли он своему сыну внимание или был в семье сторонним наблюдателем. Многие современные отцы, исправляя ошибки своих отцов, хотят быть эмоционально ближе к своим детям.

Выделяют два типа отцовства в зависимости от того, какая психологическая потребность в мужчине сильнее - опекать, заботиться или учить: 1) мужчин, жаждущих опекать, отцовство со всей силой захватывает только в первые годы жизни ребенка, когда он слаб, беззащитен, беспомощен, а его плач вызывает порыв прийти на помощь; 2) у других мужчин ведущая потребность - учить, передавать свои знания и умения, т.е. сделать ребенка в прямом смысле своим наследником.

Отцовские роли просматриваются в классификации отцов:

1. Большой друг. Вернувшись с работы, такой папа начинает бесконечную вереницу игр: собирает и разбирает конструктор, потом играет в прятки. Но на этом «большой друг» заканчивается, уверенный в том, что сделал все то, что от него требовалось. Посещение школы, проверка уроков - это всё он оставляет маме. «Большой друг» - это прекрасно, но если учесть, что у ребенка будет много друзей, кто же ему будет папой?

2. Предводитель семейства. Наиболее традиционный тип отца. Все домашние хлопоты ему не интересны. Он уверен, что его присутствие дает ребенку чувство безопасности. Кроме того, он учит его всем необходимым навыкам.

3. Исключительный папа. Это отец, который иногда даже лучше мамы разбирается в ее традиционных обязанностях. Такие отцы рискуют стать еще одной мамой.

4. Вечно юный супруг. Он обожает ребенка и всегда готов помочь супруге. Но он не может отказаться от своих любимых увлечений. Такие отцы не в силах отделаться от впечатления, что мама слишком много занимается с ребенком.

Модели отцовского поведения

Отцовство - действительно сложная миссия. Отцовство еще более усложняется тем миром, в котором семья: его экономикой, стрессами, требованиями и т.п. Подлинное отцовство усложняется также отношением с собственными отцами, многие из которых или отсутствовали вообще, или были эмоционально далеки от своих детей.

Существует следующая характеристика типичных моделей отцовского поведения:

Отец - педант. Он требует, чтобы дом был примером порядка и дисциплины. Отцовство состоит по его мнению из требования соблюдать список правил, что приведет дитя к успеху. Ему недостает веры в своих детей, он не позволяет им принимать самостоятельные решения, касающиеся поворотных моментов их жизни. Все находится под его собственным контролем. При таком воспитании дети чаще всего растут бунтарями или же их воля ломается, вследствие чего ломается и жизненный стержень. Отсутствие эмоциональной поддержки со стороны такого отца приводит к тому, что ребенок перестает осознавать свои чувства и не умеет их выражать, что приводит к затяжным неврозам и патологии психики.

Верный отец. Этот отец лоялен. Он говорит: “Мои дети для меня — важнее всего”. Это он заявляет даже перед лицом тех требований, которые предъявляет к нему самому мир. Такие отцы несовременны, вернее, только кажутся таковыми. Они все время как бы “тренируют отцовство”, серьезно работают над тем, чтобы оставаться близким своим детям.

Беспечный отец. Действует по принципу: “Я вас не бросаю”. Он расписывается в своей полной беспомощности перед воспитанием собственного потомства. Если дитя что-то спрашивает у него, он обычно отвечает: “Спроси у мамы”, или “Отстань”. Есть разные варианты беспечности, оставления своего потомства без попечения о нем, но все они сводятся к одному: отец думает (а иногда и говорит): “Я вас родил, материально обеспечиваю — этого достаточно. Можете мне и за это спасибо сказать”. Лишь иногда он приходит к мысли, что нужно было бы что-то изменить в отношении к семье и детям. Он не осознает, что существуют принципы отцовства, ему нужно переменить образ своего поведения и многому научиться.

Сравнивая детей, выросших с отцами и без них, ученые обнаружили, что даже некомпетентный, часто невнимательный родитель, на самом деле, очень важен. Дети, выросшие без отцов имеют низкий уровень притязаний, у них выше уровень тревожности. Отсутствие папы отрицательно сказывается на учебе и самоуважении детей, особенно мальчиков. Им труднее дается усвоение мужских ролей и соответствующего стиля поведения, что ведет к агрессивности и жестокости.[2,3,4,8]
Типология отцовства как воспитательной деятельности

На основе кластерного анализа эмпирических данных, характеризующих отцовство как воспитательную деятельность, была предложена типология отцовства как воспитательной деятельности.

«Эмоционально – отвергающий тип ». В эту группу входят отцы, которые тяготятся детьми, игнорируют их потребности. Иногда жестоко с ними обращаются, считают детей обузой и проявляют общее недовольство ими.

«Гиперопекающий тип ». В эту группу входят отцы, которые уделяют ребёнку крайне много времени, сил и внимания, и воспитание его стало центральным делом их жизни.

«Поощряющи тип». Эти отцы предпочитают в воспитании детей обходиться без наказаний или стараются применять их крайне редко. Они уповают на поощрения и очень сомневаются, что наказания принесут какие – либо результаты.

«Игнорирующий тип ». В воспитании детей этой группе отцов характерно недостаточное стремление к удовлетворению потребностей подростков, они игнорируют их потребности. Вследствие чего, чаще страдают при этом духовные потребности подростков в эмоциональном контакте, общении с родителями.

«Попустительский». Этим отцам характерна недостаточность требований – запретов. В этом случае подростку «всё можно». Даже если отцы предъявляют какие – то запреты, подросток легко их нарушает, зная, что с него никто не спросит. Он сам определяет круг своих друзей, время еды, прогулок, занятий, время возвращения вечером, вопрос о курении и употреблении алкогольных напитков. Он ни за что не отчитывается перед родителями, которые при этом не хотят или не могут установить какие – либо рамки в его поведении.

«Потворствующий тип ». Эти отцы стремятся к максимальному и некритическому удовлетворению любых потребностей подростка. Они «балуют» его. Любое его желание для них – закон. Также они бессознательно проецируют на подростков свои ранее неудовлетворённые потребности и ищут способы заместительного удовлетворения их за счёт воспитательных действий.

«Гипоопекающий тип». Эта группа отцов характеризуется недостатком опеки и контроля. Подростки остаются без надзора, отцы к ним проявляют мало внимания, не интересуются их делами, им «не до них». Наблюдается физическая заброшенность и неухоженность подростков. Отцы не включаются в жизнь подростков. Они выпадают у них из виду. За них берутся лишь время от времени, когда случается что – то серьёзное.

Итак, изучение отцовства как психологического феномена является важной проблемой, так как роль отца формировании личности ребенка также как важна, как и роль матери. В дальнейшем необходима разработка деятельностной концепции отцовства, которая позволила бы рассмотреть целевые, структурно-содержательные и инструментальные характеристики воспитательной деятельности отца и субъективно-психологические условия готовности к ней (мотивационно-потребностная и ценностно-смысловая сфера отцовства). Предварительные исследования указывают на проблемное состояние отцовства как особой деятельности по воспитанию собственного или приемного ребенка. Нужна научно обоснованная практика подготовки отцов к осознанному родительству.

Библиографический список

1. Акивис Д.С. Отцовская любовь. – М.: Профиздат, 1989. – С. 26-42.

2. Алфеева Е. В. Особенности работы психолога с семьёй. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та,2000. – 60 с.

3. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения: Дис… канд. психол. наук. – М.: Изд-во МГУ. – 1986. – 206 с.

4. Гурко Т.А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях //Социс, 1997.- №11. – С. 72-79.

5. Дружинин В.Н. Психология семьи. – Екатеринбург: Деловая книга, 2000.- 208 c.

6. Ермихина М.О. Формирование осознанного родительства на основе субъективно-психологических факторов: Автореф. дис…канд. психол. наук. – Казань: Изд-во КГТУ, 2004. – 22 с.

7. Жигалин С.С. Формирование адекватных родительских позиций как способ коррекции воспитательной практики в семьяхподростков: Автореф. дис…канд. психол. наук. – - КГУ, 2004. – 26 с.

8. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования.- М.: Гардарики,2004. – 320 с.

9. Кон И.С. Этнография родительства. – М., 2000.

10. Мухина В.С. Типы материнского отношения к ребенку и психологические проблемы материнства //Психология родительства и семейного воспитания: Материалы II международной конференции. – Курган: Изд-во КГУ, 2004. – С.

11. Обухова Л. Ф., Шаграева О. А. Семья и ребенок: психологический аспект детского развития. – М.: Жизнь и мысль, 1999. – 168 с.

12. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства. - М.:ЗАО «Институт психотерапии», 2003. – 295 с.

13. Спиваковская, А.С. Психотерапия: игра, детство, семья.– М.: ООО Апрель Пресс; ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – Том 2. – С. 398-437.

14. Шнейдер Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. – М.: Апрель-Пресс; Изд-во ЭКМО-Пресс, 2000. – 512 с.

15. Эйдемиллер Э.Г., Юцтискис В.В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Питер, 1999. - с. 6-7, 20-21, 35.

 

Источник: http://osp.kgsu.ru/ovcharova.htm#статья2